Филиппыч и голландцы.

Про русскую загадочную душу и языковые барьеры.

Случалось читать о разных национальных приколах, наверное, всем. Обычно это выглядит так: американцы — жлобы, французы — тупые, шведы — тормоза и т.д. и т.п. Повторяться нет никакого желания. Здесь — рассказ об обратном. 1. Сентябрь 1998 года. Летели мы в гости к нашим голландским друзьям рейсом «Аэрофлота» Москва-Амстердам. Представляли мы из себя живописную троицу: двое молодых парней 22 и 28 лет, одетых по погоде и не особо ужасно по стилю, и мужик чуть старше 50, кредо в одежде которого, видимо, сводилось к принципу: «Зад прикрыт, да и ладно». Звали этого кадра, условно, Филиппыч. Так вот: Филиппыч был одет (а описание его облика существенно дополняет картину) в драповую кепочку «Адидас» (ни один работник этой уважаемой фирмы ни за что не признался бы в принадлежности этого изделия к этой марке), курточка сине-хрен поймет-какого цвета фасона «места пенсионера», треники с коленками, как водится, и кроссовки, сшитые нашими желтыми братьями явно с перепою. Мест рядом не было, и я устроился позади Филиппыча, соседями которого стала солидная и пожилая голландская чета. Ну, полет шел нормально, голландцы через каких-то 0,5 часа поняли, что их сосед абсолютно ни в зуб ногой в иностранной лексике и потеряли к нему всякий интерес, хотя дама изредка и косилась на странного русского, своим загорелым лицом явно похожим (в ее понимании) на 100% drug-туриста. Милые стюардессы начали разносить ланч-паки. После трапезы, когда содержимое пакетиков было успешно транспортировано в желудок и разнесли кофе, Филипыч обнаружил еще один маленький серебристый пакетик из фольги в форме сигареты. Справедливо рассудив, что все, что было принесено, должно быть съедено, Филиппыч почал его распечатывать. По неожиданно вытянувшимся лицам соседей, он стал понимать, что что-то происходит (то ли рога у него выросли за последние 26,5 секунд, то ли другая оказия). Решив не падать в грязь лицом перед буржуями (а человек он крепкой советской закалки), он, открыв пакетик, обнаружил там концентрированную бело-желтую жидкость. Поняв, наконец, что это сливки к кофе, он их туда и отправил. Лица голландцев являли собой сочетание тихого ужаса и явного непонимания. Филиппыч, не умея их спросить, в чем дело, мужественно начал содержимое пакетика интенсивно размешивать. Пожилая чета тихо сползала в осадок, потому как то, что было высыпано Филиппычем в кофе, никак не желало размешаться и плавало на поверхности большими хлопьями. Решив, что «русские погибают, но не сдаются» и тихо матеря производителя «этих бодяжных сливок», Филиппыч все это дело выпивает. Голландцы в ауте. Потому что НИКТО и НИКОГДА (я уверен) в их длинной цивилизованной жизни не хлебал кофе с МАЙОНЕЗОМ!

2. Маленькая история снова про Филиппыча. Туристская баня (кто знает, тот поймет) на берегу реки в Прибайкалье. Отдыхая после парилки на берегу, вижу, как русская команда (а это совместные коммерческие путешествия с теми же голландцами), сотрясаясь от хохота медленно, на четвереньках выползает из бани. Следом, минут через 5 выходят голландцы и Филиппыч, явно демонстрируя непонимание причины столь дикого хохота. Отсмеявшись, они рассказали, как, пропарив (а парил он со знанием дела) очередного клиента, он сказал следующему: «Сидаун» (а языков не знал абсолютно). А затем, обдав веник кипятком, продолжил:

«Лежаун». Ж8-))))) Вот и рассказывай после этого о пользе изучения иностранных языков.

Reader

Оставить комментарий